Реклама

Sape


загрузка...

Шпаргалки - Сочинения

Современная советская проза
о Великой Отечественной войне

«Нам свои боевые не сносить ордена,
Вам все это, живые, нам — отрада одна:
Что не даром боролись мы за Родину-мать...»

Эти строки А. Твардовского Константин Воробьев
предпослал одному из лучших своих произведений — по-
вести «Убиты под Москвой», воскрешающей события пе-
чального, самого тяжелого и трагического периода Вели-
кой Отечественной войны
.

Действие повести происходит под Москвой в ноябре
1941 года. Рота кремлевских курсантов (240 человек, и все
одного роста — 183 см) идет на фронт. «И от того,— писал
В. Астафьев,— что она не просто рота, трагедия ее по-осо-
бому страшная, и хочется кричать от боли. В иных местах,
читая повесть, хочется загородить собою этих молодых ре-
бят, вооруженных «новейшими винтовками» СВТ, которые
годны были только для парадов, и остановить самих кур-
сантов, идущих на позиции с парадным, шапкозакидатель-
ским настроением».

Писатель то и дело останавливается, чтобы зафиксиро-
вать наше внимание то на согласном, молодцеватом шаге
почти как на параде идущей роты, то выхватывает из без-
ликого множества одно-два веселых лица, дает услышать
нам чей-то звонкий мальчишеский голос, и тотчас сама ро-
та — отвлеченная армейская единица — становится для
нас живым организмом, полноправным и полнокровным
действующим лицом повести; то остановит взгляд на глав-
ном герое — Алексее Ястребове, несущем в себе «какое-то
неуемное притаившееся счастье,— радость этому хрупко-
му утру, тому, что не застал капитана и что надо было еще
идти и идти по чистому насту, радость словам связного, на-
звавшего его лейтенантом, радость своему гибкому моло-
дому телу в статной командирской шинели — «как наш
капитан!» — радость беспричинная, гордая и тайная, с ко-
торой хотелось быть наедине, но чтобы кто-нибудь видел
его издали».

Это переполняющее героев чувство радости все больше
усиливает открывающийся уже на первых страницах тра-
гический контраст, резче обозначает два полюса — моло-
дой, бьющей через край жизни и неизбежной — всего че-
рез несколько дней — смерти. Ведь мы-то знаем о том, не-
умолимо страшном, о чем не знают еще сами курсанты,
что ждет их там впереди, куда так весело идут они сейчас.
Знаем сразу, по одному названию, уже начинающемуся
с жуткого в своей неизбежной определенности слова —
убиты. Контраст становится еще резче, а ощущение надви-
гающейся трагедии достигает осязаемой почти плотности,
когда мы сталкиваемся с обескураживающей наивностью
курсантов. Они, оказывается, в сущности мальчики еще,
одевшие военную форму и брошенные на фронт неумоли-
мым законом военного времени.

Продолжение сочинения

Читайте также сочинения

Add comment

Реклама
Яндекс.Метрика